Москва, ул. Олимпийская Деревня, д.1, корп.4

РОССИЯ:
+7(985)7696784

УКРАИНА:
+38(097)4055887

ИЗРАИЛЬ:
+972(0)544892765

АЗЕРБАЙДЖАН:
+994(55)7766404

 

 

X
Записаться на онлайн консультацию

Мое знакомство с методом Рональда Д. Дейвиса

Я, Свободина Наталья Генриховна - логопед высшей квалификационной категории, практический психолог и почетный работник общего образования РФ. Профессиональный стаж – 30 лет, один из инициаторов основания и член оргкомитета Российской ассоциации дислексии с 2001 года.

10 лет назад я впервые услышала о методе Рональда Дейвиса и о книге «Дар дислексии». Это была информация на сайте одной из медицинских клиник Москвы. Уже тогда меня, как специалиста, не устраивал традиционный подход в коррекционной работе с дислектиками, сложившийся десятилетиями. И даже знания психологии, нейропсихологии, которые я старалась привнести в работу все равно оставляли белые пятна, которые надо было или чем-то заполнять, или что-то менять кардинально.

Увидев на сайте медцентра рекламу занятий по методу Дейвиса, прочитав подробные объяснения о сути этого метода, о его результативности, я решила пройти обучение. Но, не тут-то было... Учёба только за границей, только на иностранных языках, и, как я потом узнала, очень дорого.

Но любопытство уже дало свои ростки, и остановить меня было невозможно. Тем более, в жизни приходилось преодолевать и не такие препятствия.

Я написала письмо руководителю Центра коррекции дислексии, Лоре Закон, где объяснила свой интерес и желание познакомиться с таким замечательным методом. Приготовившись к долгому ожиданию, была приятно удивлена, когда ответ пришел буквально на следующий день. Лора предложила встретиться и познакомиться.

Как уже было сказано, я очень любопытный человек. Все новое, интересное в моей профессии не должно проходить мимо. Встреча наша состоялась в центре Москвы, в уютном кафе за чашкой кофе. Первое впечатление было сильным - инопланетянка, человек из другого мира, с другой планеты. Красивая, уверенная в себе женщина сидела напротив меня и рассказывала про свою работу, про дислексию, про то, почему она начала заниматься этой проблемой. Минут пять я еще ловила заинтересованные взгляды посетителей кафе на моей собеседнице, чему не удивлялась. Но вскоре тема разговора полностью поглотила меня, а через полчаса я поймала себя на мысли, что знаю эту женщину, как мы говорим, 100 лет. Что у нас почти полное совпадение по многим вопросам, что мы «на одной волне». Многим знакомо это чувство.

С тех пор прошло 10 лет. За это время я не один раз побывала в Центре коррекции дислексии DARON, познакомилась с методистами Центра, побывала на выступлениях других методистов Ассоциации Дейвиса, работающих в других местах. Съездила в Израиль, где живет и работает Лора, и успела влюбиться в эту страну, (что со мной, побывавшей во многих уголках планеты, бывает крайне редко). Познакомилась с замечательным сыном Лоры, который когда-то и заставил её заняться проблемой дислексии, и который в настоящее время может служить ярчайшим примером достижений и успеха метода Дейвиса. Встречалась с родителями и учениками, которые уже прошли обучение в этом Центре или только собираются. И, конечно, прочитала, и не один раз, книгу Р.Дейвиса «Дар дислексии».

Однако, по-прежнему, очень хотелось хоть краем глаза посмотреть, как же проходит занятие, в чем особенность этого метода? Почему дети так довольны, а некоторые родители, в первый день, не скрывая своего недоверия и настороженности, уходят на пятый день с улыбкой и словами благодарности.

Все это меня очень настораживало. В чем секрет? Или, если хотите, в чем подвох? Честно говоря, я боялась, что вскоре, как у нас было со многими медицинскими и учебными центрами, я узнаю что-нибудь такое, что принесет в очередной раз огромное разочарование.

Но годы шли, я разговаривала уже с теми родителями, которые, пройдя основной курс, приходили на курс коррекции дискалькулии (нарушения формирования математических представлений), английского языка или симптомов СДВ. Вывод напрашивался сам собой - если они идут в этот Центр и на другие курсы, значит это им помогло.

Были и недовольные. В том числе парочка из тех, кому я лично рекомендовала пройти обучение по этой методике. По счастью, они были в меньшинстве. Они звонили мне с жалобами на то, что не видят особых результатов.
Причина недовольства у всех, с кем я разговаривала, (два ребенка, из двух разных семей) одна - хотелось чуда, фокуса.
Чего же хотели эти «чудоискатели»?
Вот пример: проходил курс ребенок перед школьными каникулами, в последние два дня, когда инструкции передаются родителям они не пришли (не сочли нужным решить вопрос явки), вскоре после занятий начались каникулы (уехали на отдых). Естественно - никто ничего не делал, не выполнял никаких рекомендаций, упражнения с мячиками не восприняли всерьез. Приехали - и сразу в школу. А ребенок, вот удивительно, опять плохо читает. «Как это так? Мы заплатили!» Кто виноват? - риторический вопрос.
Как одна мама сказала: «Вот не читал он, а после занятий на четвертый день зачитал. Я обрадовалась. А в школу пошел, и опять проблемы. Немного только лучше стало». И тут я совсем успокоилась - знакомая картина. Нет здесь никакого подвоха - работать надо, труд прикладывать.
Некоторые скажут, ну так мы и так работаем, и без метода Дейвиса.

Однако, на мой взгляд, отличие метода Рональда Д.Дейвиса, от традиционной работы в том, что дальнейшие рекомендации не звучат в привычном варианте – больше читайте, больше пишите. Наоборот, методист говорит, что не надо подолгу специально отрабатывать приемы, «оттачивать инструменты», полученные на занятиях. Максимум 15 минут займет выполнение одного из упражнений, для того, чтобы подготовиться к выполнению домашней работы. А дальше, просто пользуйтесь теми инструментами, которые получили. Пользуйтесь в математике, при чтении, при изучении любого иностранного языка. И постепенно, времени на домашние уроки будет тратиться все меньше и меньше, а сами уроки даваться легче. Причем, процесс передачи этих инструментов напомнил мне один эпизод - много лет назад я пригласила мастера по настройке своего старинного фортепиано. Я помню, как он, особым образом склонив голову, прислушивался то к камертону, то к звуку инструмента. Что-то подкручивал, что-то отпускал – и опять слушал. «Точечная» настройка – это именно то, что умеют и искусно делают, методисты Центра коррекции дислексии DARON. Наблюдая позже, как «настраивают» первого ребенка, как учат его пользоваться полученными инструментами, я думала, что увидела все, что нужно. Но со вторым и третьим было по-другому. Нюансы в обучении, в «настройке» - это именно и есть тот индивидуальный подход, о котором все говорят и пишут. Но, за более чем 30 лет практики, мне хватит одной руки, чтобы пересчитать тех педагогов, которые применяли на все сто этот индивидуальный подход. И у них, кстати, были такие же большие классы, на что часто ссылаются наши учителя.

Занимаясь с отстающим учеником, конвенциональный репетитор делает, в основном, упор на разъяснение, повторение, закрепление. Причем, закрепление происходит за счет большего числа выполненных упражнений. Во многих методичках, (кстати, признаюсь, в моей тоже), я читала совет: если одному для закрепления материала надо выполнить 1-2 упражнения, то другому 4-5. Я тоже следовала этому совету и советовала другим тоже самое до тех пор, пока не занялась нейропсихологией и не прочитала первый раз книгу Р.Дейвиса «Дар дислексии».

Не ЧТО и СКОЛЬКО делать, а КАК делать – вот чему учат на занятиях методом Дейвиса в течение 5 дней. В последние два дня занятий методисты дают подробные указания тем, кто будет рядом с ребенком дома (родители, няня, учитель, логопед - тот, кто сможет): как читать дома, как выполнять домашнюю работу, как учить другие предметы, (не только русский).

На сегодняшний день для меня ясно пока одно - это «КАК» по Дейвису я не смогу освоить «с наскоку», даже посмотрев занятия, даже прочитав несколько раз книгу. Не потому что я такая бестолковая, а потому что не без основания, надеюсь, считаю себя профессионалом. Нельзя пробовать «на авось» на детях – а вдруг получится? Надо хорошо владеть методикой, обязательно пройти практическое обучение под присмотром опытных методистов. Короче однозначно то, что надо либо идти и досконально учиться этому методу, или обращаться к профессионалам.

Понимаю, что найдутся такие кто, прочитав советы некоторых родителей в интернете, пытающихся самостоятельно работать по этой методике, и начнут свои эксперименты. Вы можете попробовать и поэкспериментировать на своих детях. Если, конечно, не жалко детей и своего времени. За чужих только не беритесь.

Я видела лично, что те, кто выполнял и использовал полученные в Центре DARON знания, (позже я узнала, что методисты эти знания называют "инструментами"), у тех и результаты однозначно были видны. И отмечают это не только ребенок с родителями, но и учителя.
Чем больше я читала, разговаривала с разными специалистами, (даже довелось поучаствовать в споре на одном форуме с родителями детей дислектиков) тем больше во мне крепло невероятное желание посмотреть работу методистов в действии. Но какое-то необъяснимое для меня табу мешало попросить разрешения побывать на занятиях. Тем более, что я знаю, что такое индивидуальное занятие - любой посторонний человек, пришедший без предварительного разговора, без согласия всех сторон, может стать серьезной помехой для методиста. Но любопытство и желание дать возможность и нашим специалистам приобрести новые знания, новый опыт брали верх. Я обратилась к Лоре Закон с предложением провести семинар для логопедов и учителей начальной школы и русского языка, и рассказать об особенностях диагностики дислексии по методике Дейвиса. Хотелось найти точки соприкосновения и расхождения.

Сначала, мы решили это сделать для как можно большего числа учителей Москвы. Для этого директор моей школы обратилась в Департамент образования г. Москвы с предложением такого семинара в рамках госработ (по-моему, это так хитро обзывается). Хорошо, что до получения ответа, мы не дали объявление. Потому что нам ответили так - «данная тема не входит в круг интересов Департамента образования г. Москвы». Вот так, коротко и ясно. Не интересны им дети с нарушениями чтения и письма, дети с дислексией, дисграфией и дискалькулией. Это же не победители олимпиад, и не дети с ОВЗ. Это так... Их просто нет. Вернее, нет для чиновников. Но они реальны для учителей и родителей.

Поэтому, я этот семинар организовала сама. Лора Закон мне честно сказала, что ни в коем случае, не будет говорить о содержании метода, о приемах, то есть о самой методике. Мне было очень интересно, о чем же тогда она собирается говорить целых 4 часа?

В результате, не 4, а 6 часов 16 человек, которые смогли поместиться в небольшом помещении, слушали с огромным интересом. Это была очень полезная встреча. Директор Центра коррекции дислексии Лора Закон рассказала о симптоматике дислексии с точки зрения метода Дейвиса, о тех особенностях детей дислектиков, которые должны сразу же насторожить взрослых, о раннем выявлении потенциальных дислектиков. Вроде бы для нас, специалистов с большим опытом, это не было новостью. Но взгляд под другим углом, по-новому, что, безусловно, есть в этой методике, был очень полезен и интересен. Многих слушателей, кто в интернете на различных сайтах добывал информацию об этой методике, интересовал вопрос о работе с пластилином. Это не удивило лектора. Видимо, такой вопрос ей задают часто. Она объяснила, что суть не в работе с пластилином. Это только один из приемов. И это не просто вылепливание букв из пластилина, а прорабатывание этого процесса особым образом, создание концепций букв и любых, других письменных знаков (интерпретация высказывания моя, дословно я, конечно, не записывала, потому что сама сидела и слушала). Кстати, работа с пластилином при изучении букв русского алфавита широко практикуется и в отечественных методиках. Казалось бы, все рассказала, все объяснила, предупредила о возможных ошибках привнесения в свою работу приемов, вычитанных, «вырванных» из книги «Дар дислексии» без специального обучения...
Но через две недели я получаю письмо от одной мамы, которая прочитала книгу и решила сама позаниматься со своим сыном.
Результат она мне прислала, вот он:

знакомство с методом Рональда Д. Дейвиса

И задала вопрос: «А что делать дальше? Все буквы лепить?»
Потерянное время, разочарованный ребенок, неоправданные надежды – вот к чему приводит бессистемный подход к коррекции нарушений, «выхватывание» из любой методики понравившихся приёмов.

Прочитав несколько раз книгу «Дар дислексии», наблюдая некоторых детей, прошедших курс обучения в этом Центре, поговорив с методистами, я уже давно поняла, что одной из самых сильных сторон этой методики, (а может быть и самой сильной), позволяющей достигать хороших результатов – это создание достаточно строгой Системы и четкое следование по всему маршруту внутри этой Системы с учетом индивидуальных особенностей и личности ребенка, и его нарушений. Безусловно, огромную роль играет и личность методиста - это вторая составляющая. И третья - включенность взрослых в работу. Это не только строгое выполнение всех рекомендаций, полученных в последние два дня прохождения курса, но и сопереживание ребенку, его успехам, своевременная похвала даже за самую малость, гордость за него и вера в него. Причем, мало это испытывать внутри себя, надо, чтобы ребенок видел все эти чувства у взрослого. Но без фальши - дети неискренность слов взрослых, особенно хвалебных, чувствуют сразу.

Итак, настало время, когда я уже не могла не попросить разрешения поприсутствовать на занятиях. Мне было интересно убедиться, правильно ли я определила точки соприкосновения и расхождения у нас, российских специалистов, и у наших израильских коллег, занимающихся по методике Дейвиса.

В данном случае я обратилась с такой просьбой как специалист с более чем 30-летним стажем, как член Оргкомитета и один из инициаторов создания Российской ассоциации дислексии, которая уже существует более 10 лет и, что важно было для Центра, как потенциальный помощник для будущих учеников. Получив согласие директора Центра, я приготовилась к ожиданию, так как знала, что надо получить согласие методистов, родителей, подобрать курс с ребенком именно того возраста, который наиболее часто попадает в поле зрения отечественных специалистов - младший школьный возраст.

И вот я получила приглашение на курс с ребенком 9 лет: дислексия, дисграфия, СДВ (синдром дефицита внимания). Наш человек! Как раз тот, чьи проблемы «не находятся в сфере интересов Департамента образования г. Москвы».

Пять дней подряд я вставала в 6 утра, потому что ехать мне до Центра коррекции дислексии - 1 час 40 минут. Пять дней я записывала все, как прилежная студентка. Уже на второй день мысль: «Как же ребенок встает рано и едет к 9 утра, а потом работает 6 часов с небольшими перерывами? Да еще один на один с методистом - это не в классе на уроке сидеть. Как?!» предательски засела в голове.

Я прослушала, посмотрела, пропустила через себя полных два курса с детьми начальной школы и получила ответы на все свои вопросы.

Первый курс с третьеклассником проводила методист Калина Потяк.
Она мне сразу сказала, что рада услышать мнение коллеги, просила смотреть критично - со стороны виднее.
Вот общее впечатление.
Методика понятна, доступна. И тех "тайн" и "скрытых секретов", о которых невольно думаешь, здесь я не увидела. Все доступно и понятно объясняется, логично, обоснованно с точки зрения рациональной науки, медицины, психологии, неврологии. Но не сточки зрения, нашего реального образования. Подчеркиваю - реального, потому что на бумаге, в Программах, в инструкциях у нас все очень правильно. Вот только условий для выполнения всех этих правильных решений нет, сколько бы в СМИ не пели о реформах и доступности нашего образования. Поэтому мне было интересно, понятно и радостно, что многое из того, что вижу, я уже давно использую в своей работе. В качестве помощника в дальнейшей работе родители пригласили для ребенка специалиста, опытного логопеда. Я видела, как во время первой встречи она, не говоря ни слова, внутри все отрицала. И я её очень хорошо понимала - помню свои ощущения после первого прочтения книги «Дар дислексии». Самые мягкие слова в голове были - да ерунда все это. Но мы с коллегой поговорили, я рассказала ей о том, что сама думала раньше, о своих первых впечатлениях. А еще - о необходимости четко выполнять те инструкции, которые будут получены от методиста, даже если очень захочется что-то внести свое. Кстати, это вопрос я задавала специалистам ассоциации Дейвиса - можно ли что-то в методику вносить свое (я имею в виду другие приемы и т.д.). На что методисты четко отвечали - нет. В этом строгом следовании правилам тоже сила методики.

Все объяснения ребенку понятны. У меня ни разу не возникло ощущение ненужности какого-то задания, действия, упражнения. Все было логично, оправдано не только поставленной целью, но и физическим и психологическим состоянием ребенка. Да, ему было трудно. Попробуйте с дефицитом внимания, с низким уровнем произвольности не только 6 часов прозаниматься, но еще и давать результат. Я все ждала, когда он взбунтуется, но не дождалась. Хотя, на грани ребенок был не раз. Вот тут и проявлялось высочайшее мастерство методиста. Мне, как человеку, когда-то связанному и с театральной деятельностью, было чрезвычайно интересно наблюдать за виртуозностью педагога. Она все время была на полшага впереди отказа от выполнения задания. Предугадывала возникающее желание ребенка уйти в «молчанку» и так поворачивала ситуацию, что он получал дополнительный импульс, посыл и продолжал работать. Это высший пилотаж!

Ну-ка, родители, сторонники самостоятельной работы, вы сможете обеспечить такой уровень взаимодействия со своим ребенком?
Но это не значит, что у меня не было, скажем так - замечаний, вопросов.
Мы долго потом разговаривали, рассмотрели все моменты, в том числе и, с моей точки зрения, спорные.
В последний день занятий Калина очень долго разговаривала с родителями и логопедом, которая решила не отказываться от предложения и включиться в работу. Она честно сказала, что принять все это сразу трудно, но интересно. Уважаю профессионалов, которые всегда открыты для нового, каким бы большим опытом работы они не обладали.

Второй курс был с ребенком, который только собирался в школу. Главная проблема СДВГ - синдром дефицита внимания с гиперактивностью. Из опыта работы знаю, что 10 минут работы с таким дошкольником - уже удача. А здесь 6 часов. 
Где только Лора находит таких мастеров?

Другой методист. Мне показалось сначала, что она более эмоциональна, не так четко структурирует занятие, как Калина. Но это в первый день. Поиск подхода к ребенку, который то под стул лезет, то под стол - это не простое дело. Поэтому в первый день было интересно смотреть, как она вытаскивает из этого непоседы то один маленький успех, то другой. Глядишь, еще что-то нашла. Смотрю, а он уже и заулыбался, проявил интерес, и дело пошло. В остальные дни работа была построена также четко, как и в предыдущем курсе. Конечно, перерывов и «перерывчиков» было больше. Конечно, ребенок отказывался что-то делать. Но, пресловутый индивидуальный подход, который в нашем образовании декларируется еще с советских времен, но для которого у сегодняшнего учителя или специалиста, работающего в бюджетной сфере просто нет времени, здесь выступает мощным инструментом в работе с ребенком. Когда курс закончился, я думала, что сейчас мальчишка убежит с облегчением. Но каково же было мое удивление, когда он бросился в объятия методиста, залез к ней на руки и не хотел уходить. Такая реакция дорогого стоит. Мы, педагоги, это знаем.

Ну, вот и прослушала я два курса. Как уже писала, нет никаких тайн - это работа, работа и еще раз - работа. Причем, она не заканчивается с окончанием курса. Необходимо продолжение дома - это четкое выполнение всех рекомендаций. И здесь меня, конечно, удивляют родители. Особенно - папы, или, вернее сказать, те, кто оплачивает занятия. А занятия дорогие - это не секрет. Но к родителям будет отдельное «слово».

Через три дня у меня было первое занятие с девочкой 2 класса. Перечитав все записи дома, просмотрев еще раз книгу Дейвиса, я решила с ней кое-что попробовать, один из инструментов. Казалось бы, ничего сложного. Но - не получилось.

Хочу сказать тем, кто думает, что достаточно прочитать книгу и выполнять все инструкции к упражнениям - и все получится. Вы ошибаетесь. На этот счет у меня уже были жаркие споры на одном из форумов. Поверьте, я считаюсь хорошим специалистом, и у меня очень много детей, которым я помогла справиться с проблемами своими методами. Но метод Дейвиса для меня незнаком, как и для тех родителей, которые решили самостоятельно им овладеть. Надо тренироваться, практиковаться, желательно под наблюдением специалиста. Недаром у методистов Дейвиса долгая стажировка. Все надо делать профессионально.

Я вижу, в чем наши точки расхождения - у нас нет такой четкой структуризации в работе. У нас нет возможности проведения курса в рамках интенсива. Занятия в обычной практике растягиваются на месяцы. А даже в медицине курс интенсивной терапии дает наиболее эффективный результат. За мою практику я только одни раз смогла в экстренном порядке провести курс с четвероклассником - 10 дней, в режиме через день по 2 часа. Так он в диктанте перед этим курсом делал 28-30 ошибок. А через 10 дней - 6-8 ошибок. Назвала этот курс - логоинтенсивная терапия. Но в нашей практике в таком режиме заниматься мало кто сможет себе позволить.

Я очень благодарна коллегам из Израиля за предоставленную возможность ближе познакомиться со своей работой.
Надеюсь, что будет такое время, когда и специалистов у нас будет больше (настоящих профи), и занятия эти станут доступнее для наших детей.
А Центру коррекции дислексии DARON, Лоре Закон, всем её сотрудникам желаю, прежде всего, здоровья, терпения, неиссякаемого интереса к своему делу!